А жизнь бывает разной...

15:42 4 мая 2022
111
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться

У каждого человека – своя судьба, у каждой семьи – своя история.

 

Особая, неповторимая. Как-то мы встретились по делам службы с директором РМУК «Краснопартизанская межпоселенческая центральная библиотека» С. В. Никифоровой. Она и рассказала семейное предание, которое сохраняется и бережно передается от родителей к детям уже много лет.

 

А началась эта история больше века назад, когда в Российской империи, только что пережившей революцию 1905-1907 годов, решили разрешить аграрный вопрос, который и был «гвоздём» Первой российской революции. По предложению премьер-министра П. А. Столыпина стала осуществляться аграрная реформа, одним из основополагающих моментов которой было переселение крестьян из густозаселенных мест империи в малозаселенные, где имелось большое количество свободной земли. Несколько миллионов крестьян, покинув родные места, стали переселенцами. Были среди них и предки Светланы Владимировны, молодые супруги Филипп Трофимович и Марфа Ефимовна Россик.

Далёк был путь из Украины в степное Заволжье, но вольная земля и льготы, которые обещало правительство новоселам, перевешивали на чаше весов разлуку с родными краями и тяготы долгого пути. Остановились в с. Каменка, начали строить дом, обзавелись хозяйством. Земли здесь, в Заволжье, действительно было хоть отбавляй, но, чтобы она отблагодарила урожаем, нужен был упорный труд «до седьмого пота». Сильные и молодые Филипп и Марфа трудились без устали, тем более, что знали: налоги не надо платить целых 5 лет!

 

На тот же срок молодых мужчин освобождали от службы в армии. Зажиточной стала семья, детки появились. В 1912 году родилась дочь, названная Марией, через два года появился на свет сын Николай. И здесь можно провести жирную черную черту, подводящую итог под благополучной жизнью семьи Россик.

 

Началась Первая мировая война, Филипп Трофимович был мобилизован летом 1914 года, в самом начале войны. Вскоре пришла пора собирать урожай, а в деревне остались одни женщины с детьми да старики. У Марфы на руках – двое малолетних детей и никакой родни в округе. Как билась молодая женщина, как управлялась и дома, и с хозяйством? Работала от темна до темна, а по ночам плакала, ведь от Филиппа не было писем. Неизвестность, неопределенность тяжким грузом легли на измученные непосильным трудом плечи женщины. Она таила свои горести, не жаловалась детям (ещё слишком малы, не поймут) и односельчанам. Понимала, что в каждой семье – своё горе.

 

Шло время, все более беспросветной становилась жизнь, всё более черными думы… «Соломенная вдова» с двумя малолетними детьми и хозяйством, которое всё больше приходило в упадок без хозяина. А Марфе в то время ещё и 25 лет не исполнилось… В деревне за годы войны свадьбы стали редкостью. В самом деле, невест пруд пруди, а женихи все наперечёт. Но Марфа Россик, молодая, красивая, работящая и скромная, привлекала к себе внимание. В доме появились сваты. Женщина их вежливо встретила, а проводила ещё вежливее, сказав, что ей надо подумать. Что делать? С кем посоветоваться? Сердце её по-прежнему было отдано мужу, но жив ли он? А дети? И она идёт пешком в Вольск, где, по слухам, живёт ясновидящий дяденька, который всё знает, обо всём расскажет. Сильно колотилось сердце Марфы Ефимовны, когда она зашла в домишко ясновидящего, от волнения дрожали руки, перехватило горло. Но «дяденька» ничего и не спрашивал. Внимательно посмотрев на оробевшую женщину, он сказал: «Муж твой жив. В честь чего же ты замуж собралась?».

 

Как на крыльях слетела молодая женщина с крылечка. «Жив! Жив!» - эхом отдавались слова ясновидящего в её ушах. Какие уж тут сваты… После возвращения из Вольска Марфа вздрагивала от каждого стука: ждала Филиппа. Но день проходил за днем, осенние дожди сменились зимней стужей, по стране промчались вихри Февральской революции, пало самодержавие, а Россик все не возвращался... Он и в самом деле был жив, но находился далеко от родных мест, на чужбине. Почти в самом начале войны рядовой Филипп Россик попал в плен к немцам. Те (впрочем, как и их противники) широко использовали принудительный труд военнопленных. Так уж распорядился «его величество случай», что Филипп Трофимович попал на сахарный завод, владелицей которого была молодая незамужняя женщина. Голубоглазый русский богатырь с льняными волнистыми волосами сильно приглянулся женщине, и она предложила ему гражданский брак. Какие мысли были в то время у Филиппа Трофимовича? Возможно, что им руководил здравый смысл, который подсказывал, что шансов выжить больше у сожителя хозяйки, чем у подневольного раба. А, может быть, затронула немка сердце изголодавшегося по женской ласке солдата? Он был предельно честен с фрау, рассказав ей, что женат, что на Родине у него растут двое детей. Женщина согласно кивала головой. Она все понимает, но ей нужен ребёнок. А ребёнка не было…

 

Однажды мужчина проснулся среди ночи в холодном поту. Сердце сковал ужас. Ему приснился кошмар: родной дом, накрытый празднично стол, его Марфа в лучшем платье и чужие люди – сваты! Потерял покой Филипп Россик, все валилось из рук, не шел из головы страшный сон. Немка заметила внезапную перемену в своей «половине», и он открыл ей душу, попросил отпустить домой.

Наверное, неглупой была эта женщина, понявшая, что насильно мил не будешь. Она сама собрала несостоявшегося мужа в дорогу. Предусмотрела все до мелочи: белье, одежда, «сухой паек». Когда Ф. Т. Россик добрался до дома, в России уже Октябрьская революция свершилась, но это событие его пока никак не задевало.

А вот дома…

 

Мужчине показалось, что он видит всё тот же страшный сон: родной дом, накрытый стол, Марфа и сваты!

 

Филипп зашел по-хозяйски, без стука, и когда жена увидела его, то с криком бросилась ему на шею. Сватов и след простыл. Они снова были вместе.

Свершилось чудо. Обыкновенное чудо любви. На этом обычно заканчиваются все сказки: «И стали они жить – поживать, да добра наживать!». Только жизнь – не сказка. И не завершается она соединением любящих сердец.






Семья воссоединилась, Коля быстро привык к отцу, а вот Маша Филиппа Трофимовича не признавала.Такая же светловолосая, как он, похожая на отца лицом, девочка относилась к нему как к чужому человеку.

Это и огорчало, и обижало мужчину, он ощущал себя в чём-то виноватым перед дочерью.

Сблизил Филиппа Трофимовича и Машу несчастный случай: девочка упала в глубокий колодец и начала тонуть. От страха она потеряла дар речи, и только старалась изо всех сил держать голову над водой. Вот эту белую головку на темной поверхности воды и увидел проходящий мимо колодца Россик. Он сразу же бросился на выручку дочери, и, когда она пришла в себя на сильных руках отца, то наконец-то вымолвила долгожданное: «Папка!».

Слезы радости брызнули из глаз мужчины: наконец-то, признала кровинушка!

За годы отсутствия главы семьи некогда крепкое хозяйство не просто пошатнулось, а рухнуло. Кругом царили нищета и разруха, семья Россик лишилась почти всего имущества. С благодарностью всю жизнь вспоминали Марфа Ефимовна и Филипп Трофимович Василия Ивановича Чапаева, который спас их семью от голодной смерти – подарил корову.
Вскоре после этого события Россик перебрались на новое место жительства – в поселок с красивым названием Михайло-Вербовка.

В 1920 году 27-летняя супруга подарила мужу дочь Анну, ещё через 2 года, к 30-летию Филиппа Трофимовича, родился сын Василий. В 1924 году супруги стали родителями в пятый раз. Сына нарекли Владимиром.

Несмотря на растущее семейство, Марфа и Филипп не бедствовали: неустанный труд давал свои плоды, достаток семьи медленно, но неуклонно возрастал. Когда началась коллективизация, то «доброжелатели» стали шептать: «У вас есть корова, живёте справно, так что ждите, что скоро раскулачат». «Обжегшись на молоке, будешь дуть и на воду», - говорят мудрые люди. Негативный жизненный опыт подсказывал мужу с женой, что новая беда не за горами, и они не стали дожидаться её сидя сложа руки. Ночью, собрав самое необходимое, взяв свою кормилицу – корову, семья Россик (двое взрослых и пятеро детей) ушли в Ершов, где жила родственница.

Женщина предоставила в распоряжение родственников землянку, а вот для коровы помещения не было, поэтому она стояла во дворе. Тяжело было привыкать к новому месту жительства: у ветхой землянки только крыша над почвой чуть виднелась, теснота, спали на земляном полу. И кормилицу сохранить не удалось, погубили коровёнку лихие люди. Однажды проснувшись поутру, хозяева не нашли свою скотину на привычном месте. Филипп Трофимович пошёл по следам, оставленным копытами, и вскоре в проулке увидел растерзанный труп животного. Кто-то тайком увёл корову, прирезал и унес, сколько мог, мяса.

Пережили и эту утрату супруги. Филипп Трофимович устроился работать на хлебоприемный пункт (элеватор) в Ершове, а Маша, старшая дочь, стала участницей претворения в жизнь Ленинского плана ГОЭЛРО (государственной электрофикации России). Вместе с бригадой электриков разъезжала 17-летняя Мария Россик по селам и поселкам всего Ершовского района, и загорались повсюду «лампочки Ильича», начинало говорить радио. И все-таки её, совсем молодую девушку, привлекала другая профессия, более женская, поэтому, когда с электрофикацией было покончено, Мария выучилась на швею и уехала работать на Дальний восток, откуда возвратилась в Ершов незадолго до начала Великой Отечественной войны. Выросли и младшие дети Филиппа Трофимовича и Марфы Ефимовны. В 1941 году, прямо на Рождество, 7 января в ряды Красной Армии был призван Василий.

По Закону о всеобщей воинской обязанности, принятому 1 сентября 1939 года, призывной возраст в СССР снижался с 21 года до 19 лет, но Василию в январе 1941 года не исполнилось еще и девятнадцати, ведь он родился 8 мая 1922 года. В чём причина досрочного призыва? Руководство СССР понимало, что в воздухе пахнет грозой надвигающейся войны, поэтому был увеличен набор в военные училища. Василий Филиппович Россик встретил начало войны пилотом.

Его старший брат, Николай Филиппович, которому в 1941 году исполнилось 27 лет, был призван Ершовским районным военным комиссариатом в октябре 1941 года. В сведениях о личном составе (этот документ был найден нами на сайте ЦАМО РФ «Память народа») имеются следующие данные: воинское звание: - рядовой, прибыл в часть: 10 октября 1941 года. Куда прибыл: Саратовский военно-пересыльный пункт. Рядовой Н. Ф. Россик защищал Ленинград, был участником Синявинской наступательной операции, которая проводилась с 19 августа по 10 октября 1942 года силами Ленинградского и Волховского фронтов. Уже после окончания войны он рассказывал родным и близким о невыносимых условиях, в которых бойцам Красной Армии пришлось преодолевать Синявинские болота, труднопереходимые во многих местах. Солдаты делали настилы и гати, прокладывали дороги, сооружали деревянные платформы для артиллерийских орудий и одновременно вели боевые действия с противником.

Николай Филиппович признавался, что там, стоя по грудь в болоте, он не раз прощался с жизнью и уже не верил, что когда – нибудь увидит родной дом, вернется к семье… Чуть позже братьев был мобилизован Владимир Россик, которому в 1941 году было только 17 лет. Рядовой 2-го стрелкового полка 50-й стрелковой дивизии, он с боями прошёл всю Россию, а сложил свою молодую голову на Родине родителей – Украине. Рядовой Владимир Филиппович Россик (ему было всего 20 лет!) погиб в бою 14 февраля 1944 года в Кировоградской области. В документе о захоронении указывается не только регион, но и точное место захоронения: Кировоградский район, село Ивановка, могила 26, захоронение: 83755811. Средний брат, старший лейтенант Василий Филиппович Россик чудом избежал смерти и тоже, на Украине. Его самолёт был сбит в бою и стал стремительно падать. «До линии фронта не дотяну, надо прыгать», - обреченно подумал летчик.
Он покинул горящий борт с парашютом и приземлился недалеко от села, занятого фашистами.
Несколько недель с риском для собственной жизни его укрывала в своей хате украинская женщина.

А потом пришли освободители… Годы спустя после окончания Великой Отечественной войны, Марфа Ефимовна и Мария Филипповна съездили на Украину, поклонились братской могиле, в которой нашёл свой вечный покой их сын и брат. На память об этой поездке в семейном архиве хранится черно-белая любительская фотография размером 9 на 12, на обороте которой полувыцветшая надпись: «9 мая 1972 года. У памятника погибшим воинам 1941-1945 г., с. Ивановка Кировоградского района. Родители погибших воинов чтут их память». Судя по фотоснимку, не только родители погибших собрались у братской могилы, но и их дети и внуки: на переднем плане фото видны совсем маленькие дети.
Владимир Россик пал в бою, но его братья сражались с врагом до самой Победы: Василий громил фашистов в воздухе, Николай – на земле. Когда закончилась война, Николай Филиппович вернулся в Ершов, а вот Василий Филиппович так и не смог расстаться с небом: авиация стала делом его жизни. Он работал пилотом гражданской авиации в Республике Коми.
Мария Филипповна в годы Великой Отечественной войны стала рядовой многомиллионной армии тыла. Она никогда не избегала трудностей, вот и в 1941-м встретила беду достойно. Забыв на время свою очень мирную профессию швеи, тридцатилетняя женщина стала кочегаром тепловоза.

Один на один против вечно голодной огнедышащей топки тепловоза сражалась целых четыре года отважная женщина. Наверное, не одну гору угля перекидала она лопатой в паровозную печку. Мария Филипповна не считала себя героиней, она просто хотела, чтобы раненых вовремя довезли до госпиталя, чтобы оружие и боеприпасы были в срок доставлены до бойцов на передовой… Каждый из большой семьи внёс свой вклад в Великую Победу, достойных детей воспитали Филипп Трофимович и Марфа Ефимовна! Они прожили вместе больше шестидесяти лет. Не только «золотую», но и «бриллиантовую» годовщину брака отметили. Филиппа Трофимовича не стало 10 августа 1974 года. Вдова пережила мужа на десять лет.
Последние годы жизни Марфа Ефимовна провела в доме своей рано овдовевшей старшей дочери Марии. — У прабабушки Марфы была своя комната, - продолжает свой рассказ Светлана Владимировна Никифорова, - когда мы, внуки, приезжали к бабушке Маше, то нашей любимой забавой было бегать вокруг большого стола. Топаем ногами, кричим...
И тут из своей комнаты выходит бабушка Марфа с бадиком.

Мы все сразу умолкаем.
Строгая она была, побаивались мы её. Долгую жизнь прожила М. Е. Россик.
Она умерла во сне 7 апреля 1984 года в возрасте 91 года.
И было все в этой жизни – встречи и разлуки, счастье и горе, горечь утрат и мёд любви.
Ведь жизнь бывает такой разной…