Историю села Милорадовки восстанавливает житель Саратова

16:03 8 сентября 2022
45
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
В нашу редакцию обратился В.Г. Ерёмин, в настоящее время живущий в г.Саратов.

Виктор Григорьевич родился в селе Милорадовка в 1959 году. По окончании школы в (1976 г) работал учителем физкультуры и трудового обучения в школе родного села. После службы в армии (с мая 1977 года по 1979 год) поступил в Саратовский государственный университет на биологический факультет. По окончании университета долгое время работал в научно-исследовательском институте НИИСХ Юго-Востока в лаборатории клеточной селекции. В настоящее время – пенсионер.

— С детства меня интересовала история малой родины, но она складывалась в основном на рассказах старожилов и местных легендах, а всегда хотелось увидеть историю на бумаге, в документальных источниках, - делится с нами Виктор Григорьевич. - На протяжении всей жизни я искал хотя бы строчку о своем селе в документах. Поиски были безуспешными. Начал изучать предысторию села, и «шкатулочка» открылась…

Территория села, как и всего Краснопартизанского района, на протяжении истории, административно входила в состав разных губерний: в Казанскую, Астраханскую, Саратовскую, Пензенскую и Самарскую. Восстановив историю административной принадлежности территории села, стало понятно, что основная масса документов отложилась в архивах г.Саратова и г.Самары. Документов оказалось много, и они позволяют проследить все этапы становления поселений с момента основания до наших дней.
Принято считать, что «раньше» не было никакой системы документального учета и контроля: захотели крестьяне переселиться, собрали котомку и пошли.
А на самом деле учет каждой податной души был строжайший, так как они формировали казну государства.
Переселению предшествовала длительная переписка казенных палат губерний, отправляющей и принимающей переселенцев. Проводились подворные и посемейные переписи с 1719 года, учитывался каждый человек от рождения до смерти. И большая часть документов сохранилась в архивах. Отсутствие информации о дореволюционном периоде истории небольших городов, поселков и сел объясняется не отсутствием документов, а их невостребованностью.

Основная проблема заключается как раз в избыточности документов, очень трудно отыскать документ именно тот, который нужен.

Требуется много времени и терпения. С выходом на пенсию появилась возможность узнать истинную, основанную на документальных фактах, историю своей малой родины, а о том, что уже стало известно, хочется поделиться со своими земляками.

Узенская стража
Предыстория села Милорадовки

В нашем сознании пограничные посты, граница и всё что связано с ней - это что-то далекое и совершенно не связанное с территорией, на которой мы живем. Но, всего два столетия назад существовала кордонная линия, история которой напрямую связана с историей двух сел Краснопартизанского района: Милорадовки и Семеновки. В исторической литературе эта пограничная линия известна под названием «Узенская кордонная стража».
Организована она была в 1783 году и просуществовала до 1829 года. После Указа Екатерины II, изданного в 1763 году, волго-уральское междуречье Саратовской губернии стало активно заселяться немецкими колонистами, старообрядцами, ранее прятавшимися после церковного раскола на территории Польши и чумаками-солевозами из Малороссии. Земли, на которых они поселялись, принадлежали России, но фактически являлись кочевьями калмыков с середины 17 века до 1771 года.
Ойратские, монголо-язычные племена, которые в Поволжье получили название «калмыки», прибыли из северных областей Китая – Джунгарии. Вытеснив за Волгу кочевавших здесь ранее ногаев, и приняв российское подданство они стали полноправными хозяевами степей. Российскому правительству был выгоден такой союз, так как они взяли на себя обязательства охраны юго-восточных границ России от многочисленных племен кочевников Зауралья и являлись надежными поставщиками овец, коров и лошадей.
Территория их кочевий охватывала все Волго-Уральское междуречье, от северных областей Каспия до границ Казанской губернии и лесов Башкирии. Российские власти прилагали огромные усилия по закреплению калмыков в Заволжье, их христианизации и принуждению к оседлости.

На левой стороне Волги, напротив современного города Тольятти для них был выстроен город Ставрополь в качестве столицы (при строительстве Куйбышевской ГЭС город был затоплен).
Часть калмыков приняла эти условия, но большая часть в знак протеста в 1771 году решила покинуть Заволжье и вернуться на историческую родину. Сразу же после исхода калмыков из пределов Российской империи в правительство стали поступать тревожные сигналы из Заволжья об участившихся набегах кочевых народов Зауралья на опустевшие территории. Привлекали их не только тучные пустующие пастбища, но и немногочисленные поселения земледельцев, которых пленяли и уводили в Хиву на рынки работорговли.

Если взглянуть на карту того времени, то можно увидеть, что немногочисленные земледельческие поселения, в основном немецких колонистов, располагались по левому берегу Волги и по степным рекам Тарлык и Караман, а также небольшие поселения чумаков вдоль солевозного тракта от озера Эльтон до слободы Покровской (г.Энгельс).

Именно эти поселения и стали объектом нападений. Первое было совершено на поселения по рекам Караман в 1774 году, в результате которого колонии Хайсоль, Тонкошуровка, Отроговка и др. были разграблены, а их жители уведены в плен. Набег, в составе 600 кочевников, повторился в 1775 году. На этот раз пострадали колонии Тарлыцкого округа, в результате которого было пленено и отправлено на рынки работорговли более 1500 немецких колонистов. В следующем, 1776 году, была предпринята очередная попытка, но она не увенчалась успехом.

Разграблению в очередной раз подверглись колонии по рекам Караман, но благодаря оперативным действиям начальства Вольского уезда, на перехват кочевников с пленниками был выслан отряд в составе 25 гусар и 200 крестьян, усиленный двумя полевыми орудиями. В верховьях реки Большой Караман отряд настиг кочевников и обратив их в бегство освободил более 1000 пленников. После этого нападения несколько колоний, в том числе и Хайсоль перестали существовать.
Чувствуя ответственность перед колонистами, Екатерина II издает ряд Указов, по продлению пограничной линии, существовавшей на тот момент от Каспия до Камыш-Самарских озер, по реке Большой Узень и далее, до верховий реки Камелик. С этой целью на реке Чертанла (недалеко от г.Новоузенск) была построена земляная крепость Узень в форме одиннадцатилучевой звезды с 12-ью батареями, а вверх по Узеню и до реки Камелик организовано 8 постов. Охранять границу было поручено казакам саратовского гарнизона Астраханского Казачьего Войска. Посты располагались на расстоянии 15 – 28 верст друг от друга.

До реки Алтата посты находились рядом с крестьянскими селениями (Орлов Гай, Осиновый Гай, Березовый Гай), посты «Ветляный»- на казенной земле, посты «Вершина Узеня» и «Вершина Челыклы»- на земле государственных крестьянам сел Беленки и Толстовки. Следует отметить, на пространстве от села Толстовка до села Семеновка (п.Дергачи) не было ни одного населенного пункта. Пост «Вершина Узеня» находился в 2-3 верстах от верховий реки Большой Узень.

С 1783 года посты выставлялись в конце лета на осенне-зимний период, так как именно в это время совершались набеги, а с 1793 года организованы на постоянной основе. Что из себя представляли посты? На обвалованной огражденной площадке устраивались землянки или крытые камышом «турлушные» избы, со стенами из ивовых плетней с обеих сторон обмазанные глиной и земляными полами-для проживания гарнизона, рядом- хозяйственные постройки для хранения вооружения, снаряжения, продуктов питания и фуража для коней и конечно же конюшня.

Недалеко от поста на возвышенности, как правило на старых курганах «марах», были обустроены вышки для наблюдения за окрестностью с запасом горючего материала, который поджигали в случае опасности, подавая сигнал тревоги на соседние посты. Увидев сигнальный дым, казаки соседних постов оперативно выдвигались на помощь сослуживцам. По должностным инструкциям казакам вменялось в обязанность по четыре раза в сутки совершать между постами разъезды навстречу друг другу.

При встрече они делились информацией о своих наблюдениях и обменивались сургучными печатями, приклеенными на деревянную дощечку, в качестве подтверждения состоявшейся встречи.

Кроме этого в их обязанности входило конвоирование купеческих караванов, двигавшихся в сторону Оренбурга и обратно, а также «почтовая гоньба»- доставка почты. Ремонт построек и отопление жилых помещений также входили в обязанности казаков, что являлось большой проблемой в безлесной степи. Провиант и все необходимое завозилось из провиантских магазинов крепости Узень 1 раз в год на весь период несения службы.

На постах: «Вершина Узеня» и «Вершина Чалыклы» постоянно находилось по 7 камышинских казаков. Трудна и неприглядна была служба вдали от дома, родных и близких. В донесениях, по итогам инспекционных проверок, часто отмечались случаи серьезных заболеваний казаков, обусловленных холодом и постоянным недоеданием. По этой причине, в последние годы существования постов, командование не воспрещало казакам привозить с собой на место службы своих домочадцев и заводить свое небольшое хозяйство. Отрицательного влияния на несение службы это не оказывало, а многие проблемы таким образом решались.

На постах образовывались новые семьи и рождались дети. Об этом свидетельствуют записи о венчании и крещении в метрических книгах церквей сел Старой Сакмыковки и Толстовки, которые на тот период были ближайшими к этим постам. Благодаря этим записям стали известными более десятка фамилий узенских пограничников. К 1829 году проблемы с набегами были разрешены дипломатическим путем, а посты Узенской линии за ненадобностью упразднены.

После образования Новоузенского и Николаевского уездов в 1835 году, возникла необходимость их военностатистического описания. Работу выполнил известный саратовский писатель и краевед А.Ф.Леопольдов. Его очерк «Военно-статистическое обозрение Саратовского Заволжья» был опубликован в 1837 году .
Привожу выдержку из описания верховий реки Большой Узень: «…Кордоны, прежде стоявшие здесь, недавно сняты; зато у вершин реки поселена деревня Милорадовка, а пониже есть несколько хуторов и землянок, с временными стойлами для табунов…». Так завершилась история Узенской кордонной линии и началась история села Милорадовки, но это тема отдельного повествования.

Виктор Григорьевич Ерёмин, г.Саратов