Об истории развития системы образования в селах района рассказывает наш земляк В. ЕРЕМИН

9:50 20 ноября 2022
52
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
В Самарской губернии существовало несколько типов школ, деятельность которых регулировалась «Положениями о начальных народных училищах» 1864 и 1874 годов:

1) Многоклассные училища (высшее начальное образование) с 6-8 летним курсом обучения (к ним относились городские училища);
2) Двуклассные начальные училища (среднее начальное образование) с 4-5 летним курсом обучения (министерские и церковно-приходские училища);
3) Одноклассные начальные училища (начальное образование) с 2-3 летним курсом обучения (земские училища, церковно-приходские училища и министерские училища);
4) Училища с курсом обучения ниже одноклассных (церковно-приходские и земские школы грамоты, частные школы и воскресные школы для взрослых).


Их названия определялись количеством учебных комнат, в каждой из которых одновременно обучались 50 детей. В одноклассном училище имелась одна обширная классная комната, в которой одновременно помещались два отделения учеников 1-го и 2-го года обучения. В двуклассных – две: в одной обучались дети 1-го и 2-го, а во второй – 3- го и 4-го годов обучения.

В многоклассных - от 3-х до 4-х комнат, обучение в которых строилось по такому же принципу. Уровень образования учащихся двух лет обучения во всех училищах (кроме 4 типа) был одинаковым, поэтому выпускники одноклассных училищ (для получения среднего образования) могли поступить во второй класс двуклассного училища (2 типа), а выпускники двуклассного училища (для получения высшего начального образования) - в третий класс многоклассного училища (1 типа). В сельской местности в основном были одноклассные училища (3 типа), организация учебного процесса в которых выстраивалась по единым принципам и речь в данной статье о них.
С 1862 года до 1864 года школа в Милорадовке была частной, законоучителем и учителем в которой был приходской священник, а по классификации относилась к 4 типу (ниже одноклассных).


Основным предметом был Закон Божий, а параллельно священник давал начальные уроки грамоты. Учебную программу и методы преподавания определял сам священник. С 1864 года школа была переведена под контроль епархиального ведомства и стала называться церковно-приходской школой.
Епархиальный училищный совет определял необходимый уровень подготовки (что должны знать и уметь выпускники) и осуществлял контроль, а программу, методы и стиль преподавания определял, по-прежнему, священник. С 1871 года школа переведена под контроль Земства на смешанное содержание и стала называться земским (народным) училищем.
Помещение для училища и его содержание (отопление, освещение, охрана) предоставляла сельская община, а Николаевское земство назначало учителей со специальным образованием и выплачивало им жалование. Для подготовки земских народных учителей были открыты специальные училища, выпускникам которых присваивалось звание учитель. Это звание, также, могли получить выпускники средних и высших начальных училищ, после сдачи соответствующего экзамена.
С этого времени обучение грамоте и религиозно-нравственное воспитание были разделены.

Русский язык, чистописание и арифметику преподавал назначенный земством народный учитель на постоянной основе, а преподавание Закона Божия осуществлял приходящий священник - настоятель местного прихода. Контроль за обучением осуществлял училищный совет, в который входили наблюдатели епархиального ведомства и министерства народного просвещения. Помимо контроля, училищные советы обеспечивали училища учебниками и учебными пособиями. Унифицированных утвержденных программ и методов преподавания не существовало, был лишь утвержденный министерством список рекомендованных учебников. Каждый учитель сам  определял какие из этих учебников будет использовать в своей работе и заказывал их через училищный совет.

Программу и методы обучения выстраивал также он сам. В соответствии с «Положениями» на совместное обучение разрешалось принимать мальчиков и девочек в возрасте 8 – 12 лет, но в милорадовское училище принимались только мальчики. Обучение было бесплатным. В отличие от городских училищ, учителя и ученики не носили форменной одежды. Здания земских училищ строились по типовым проектам и состояли из одной классной комнаты, раздевалки и квартиры учителя (комната и кухня). Туалет выносился в отдельную постройку. Площадь классной комнаты рассчитывалась на одновременное обучение 50 учащихся двух отделений (1-го и 2-го годов обучения). Площадь классной комнаты милорадовского училища, построенного в 1881 году, не известна, зато известно, что на каждого ученика приходилось по 4,5 м.куб. общего объема.

Для сравнения, (по нормам 2010 года) на одного ученика требуется 9 м.куб объема классной комнаты. Нормы, как правило не соблюдались и в классах, рассчитанных на 50 учеников, обучалось до 60 и более. По существующим правилам, если количество желающих обучаться превышало норму, то необходимо было либо нанимать еще одну классную комнату, либо строить новое училищное здание с двумя классными комнатами и назначать к нему еще одного учителя.
На это требовались дополнительные расходы, а средств не хватало, поэтому на местах шли на нарушение существующих норм, а училищные комиссии старались этого не замечать. В 1906 году в Самарской губернии был принят трехлетний курс обучения и с этого времени в одной классной комнате одновременно обучались дети трех отделений: 1-го, 2-го и 3-го годов обучения. Одномоментно класс был чрезмерно переполнен, и уже в 1907 году в обучении было отказано 40 желающим учиться мальчикам.

Общество вынуждено было нанять еще одно помещение, а земство направило еще одного учителя.
С этого времени милорадовское училище стало именоваться "одноклассное двухкомплектное земское училище".
Положением 1874 года предписывалось обязательное обучение только трем предметам:

А) Закон Божий (краткий катехизис и Священная история) и Священное Писание;

Б) чтение по книгам гражданской и церковной печати, письмо;

В) первые четыре действия арифметики.


Министерство народного просвещения рекомендовало учителям выбирать книги для чтения со сведениями по истории, географии и естествознанию для расширения кругозора детей, не выделяя их в отдельный предмет. Главнейшим предметом определялся Закон Божий, хотя при 24 – 27 уроках в неделю ему отводилось всего 3 – 4 урока.
Обучение чтению на церковнославянском языке не относилось к Закону Божию и входило в курс русского языка на последнем году обучения. Учебный год был коротким. Официально определялся в 150 дней, но с учетом церковных праздников не превышал 125. Начинался после завершения с/х работ, как правило, до середины октября, а заканчивался в середине апреля – начале мая. Дети приходили в начале года не одновременно, да и в течение года ежедневное посещение было не обязательным и определялось занятостью детей в домашнем хозяйстве. Занятия проводились шесть дней в неделю по 4 – 5 (часовых) уроков с 5 – 10 минутными переменами и часовым обеденным перерывом. Поведение детей не оценивалось. Дисциплинарные взыскания, а тем более, телесные наказания, признавались категорически не допустимыми. Учитель, в случае плохого поведения ребенка, мог лишь высказать ему порицание или оставить в классе после занятий. Жаловаться родителям на плохое поведение детей воспрещалось, так как крестьяне были склонны жестоко наказывать их за это. Низкая успеваемость ученика также не признавалась поводом для порицания.

По понятиям земской педагогики, плохие результаты обучения считались следствием неудовлетворительной работы учителя. Отметки ученикам не выставляли и не задавали уроки на дом. Нормой считалось доброжелательное и вежливое обращение с учениками, направленное на поощрение интереса детей к учебе. Такие подходы земской педагогики давали хорошие результаты: дети выражали живой интерес к обучению, с огромным желанием шли на занятия, были привязаны к учителю и хорошо усваивали учебный материал. По окончании школы проводились выпускные экзамены с выдачей свидетельства. Экзамены были государственными и проводились членами уездного училищного совета. Были они простыми и короткими, как правило, по одному вопросу на предмет. Экзамены были не обязательными, поэтому желающих получить свидетельство было не много (от 5 до 8 человек в год).
Стимулом для сдачи экзамена являлась льгота по воинской повинности, введенная в 1874 году. Срок службы на общих основаниях составлял 6 лет, а тем, кто имел свидетельство об окончании земского училища сокращался на 2 года. В 1905 году эта льгота была отменена.
Обучением в каждом классе занимался на постоянной основе один учитель и один приходящий законоучитель.
Занятия в единственной классной комнате проводились со всеми отделениями одновременно. Одному отделению учитель давал письменное задание, второму объяснял новый материал, после чего повторял материал с детьми третьего отделения. В течение урока учитель переходил от одного отделения к другому по нескольку раз. Задачи по арифметике дети среднего отделения решали письменно, а старшего – в уме. Большие классы не позволяли опрашивать всех детей по очереди, поэтому ответы у доски занимали незначительное место, чаще всего практиковалось повторение хором за учителем. У каждого учителя был свой неповторимый «авторский» стиль подачи учебного материала. Учителей одноклассных училищ называли народными, для отличения от учителей, состоявших на государственной службе. Они не имели классных чинов и не получали наград и чиновничьей пенсии.

Существенными льготами для них были: предоставление бесплатной квартиры с отоплением, освобождение от призыва в армию и право бесплатного обучения своих детей в гимназии.
Годовой оклад учителя милорадовского училища составлял: с 1871 г. - 100 рублей; с 1873 г. - 150 рублей; с 1878 г. – 200 рублей; с 1881 г. – 300 рублей; с 1909 г. – 420 рублей.

Для сравнения, учителя гимназий при вдвое меньшей нагрузке получали от 750 до 1500 рублей в год.


Пенсия долгое время выплачивалась в размере 90 рублей в год и была сопоставима с пенсией сторожа или дворника. Уровень жизни семей учителей был, мягко говоря, не высокий, а в следствии этого работа народного учителя была непрестижной. Наверное, поэтому на должности сельских учителей шли не конъюнктурщики и карьеристы, а пассионарии, подвижники (от слова подвиг), готовые жертвовать собой во имя благородной идеи – просвещения народа. Именно они стали прототипами сложившегося образа земского учителя – высокообразованного, культурного и всеми уважаемого сельского интеллигента. Земский учитель того времени – это не специальность и не должность – это звание.


В наше время к слову «звание» добавляют прилагательные «заслуженный» или «народный» и присваивают как высокую награду людям, достигшим высоких результатов в своей сфере деятельности (звание заслуженного деятеля культуры и пр.).

Высокое звание «учитель» я бы распространил и на священников, которые посвятили свою жизнь этому благородному делу.

Все они заложили фундамент современной школы, и наш долг и обязанность помнить о них и сохранить в истории.


Вот их имена:

Священники - Законоучители

 (1862 – 1863) – Иоан Васильевич Никольский; (1863 – 1887) – Петр Михайлович Колоярский; (1887 – 1898) – Иоанн Александрович Архангельский; (1898 – 1914) – Владимир Дмитриевич Розальев; (1914 – 1915) – Валентин Островидов;


Учителя

 (1871 – 1873) - Алексей Кротков; (1873 – 1887) - Павел Вершков; (1887 – 1892) - Дмитрий Тиминский; (1892 – 1993) - Иван Васильевич Канунников; (1893 – 1904) - Мария Федоровна Михайлова; (1904 – 1907) - Иван Сивков; (1907 – 1912) - Татьяна Петровна Артомасова; (1908 – 1912) - Татьяна Ивановна Жильцова. Кто был после 1912 года, пока не известно, но, без сомнения, и их имена, рано или поздно, будут в этом списке. В. ЕРЕМИН