Об истории села Подшибаловка рассказывает житель Саратова

8:38 16 октября 2022
4
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Село Подшибаловка
Краснопартизанского района


                                                                                                История основания



Поиск и изучение архивных документов в чем-то похоже на рыбалку или сбор грибов - никогда не знаешь, что окажется в садке или корзине. Долгое время я искал документы о селе Подшибаловка Краснопартизанского района, но алгоритм поиска не срабатывал: ни в документах казенных палат, ни в списках 8-9 ревизий сведений по этому населенному пункту найти не удавалось, хотя было понятно, что основано оно было до переписи 1858 года. Ответы на все вопросы дали не документы, связанные с вопросами переселения, а переписка на самом высоком уровне - самарского губернатора.

Эта «детективная история» началась с того, что управляющий имением Римского-Корсакова Павел Скородумов, направил рапорт становому приставу, а он в свою очередь отправил донесение в Николаевский земский суд. В рапорте говорилось о том, что крестьяне хутора Римского-Корсакова Новоузенского уезда взбунтовались и побили старосту, а также сообщалось о гибели ребенка во время беспорядков. Административная машина заработала и донесения дошли до губернатора. По распоряжению губернатора в расследование этого чрезвычайного происшествия были задействованы все ответственные ведомства. Переписка продолжалась в течение одного года из которой стали известны как детали происшествия, так и подробности основания села Подшибаловка.

Направленный на место происшествия предводитель Николаевского и Новоузенского дворянства, в сопровождении Новоузенского земского судьи и исправника в хутор Корсаковский, по изучению обстановки, сообщил губернатору детали произошедшего. Из письма следует, что в июне 1851 года господином Н.А.Римским –Корсковым из Тульской губернии на хутор Новоузенского уезда были переселены крестьяне в числе 105 душ, из которых 15 «померло», остальные помещаются в 6-и избах. Далее он рассуждает, что такие обстоятельства являются: «…стеснительными, особенно в зимнее время, …но помещик старается улучшить их быт по мере возможности, так как здесь очень трудна доставка леса, то постройка всех изб, в короткое время, будет обременительно для помещика» и уточняет, что из числа 90 душ, в наличии только 41, а 49 – находятся в бегах и обещает, что «спишется» с господином Римским – Корсаковым, для урегулирования всех проблем.

Из доклада самарского гражданского губернатора Оренбургскому и Самарскому генерал-губернатору становятся известными подробности произошедшего, а именно: «... возмущения не было, да и причин к тому они не имели; а по случаю переведения по воле помещика из Тульской губернии в Новоузенский уезд поселены в степи, в отдалении от селений при том, как на первый случай они довольно тесно помещены (в 6 избах 79 душ обоего пола)». Так же, причинами к «возмущениям» стали: «непривычка пахать плугом» (на родине они пахали сохой) и «употреблять для отопления кизяк вместо дров». Все это «…побудило в них желание возврата на родину, вследствие чего, с общего совета, они вознамерились ехать к помещику своему с просьбой, о поселении их на другом более удобном месте, но проехав не более 15 верст, возвратились в свой хутор и разместились снова в тех же избах, причем чистосердечно сознавая себя виновными в самовольной отлучке…». Далее в докладе отмечается, что смерть ребенка не связана с дракой и возмущением крестьян, а «...смерть дитяти крестьянина Безпалова, как считает все его семейство, последовала от того, что это дитя 5 недель от рождения, питаясь, по причине нездоровья матери, парным молоком, долго был болен…» и по медицинскому заключению «… смерть оного отнесена к всеобщему изнурению тела и дурно-качественному питанию, получаемому от больной матери, которая через две недели также умерла». Так что нет оснований считать, что ребенок был задавлен во время драки Безпалова со старостой Анисимовым. Из доклада становится понятным и то почему это происшествие стало таким резонансным: «…что же касается до того, что жена Безпалова, после побоев, нанесенных мужем старосте, будто бы взяла ребенка из избы и бросив на землю сказала, бывшим при том, крестьянам: нате, когда заварим кашу, то и съешьте её…», то факт этот все опрошенные крестьяне отрицают. Об этом говорят лишь староста Холодков и Анисимов, но и те с изменением, что вынесен младенец не матерью, а отцом, которым и были сказаны выше прописанные слова. Что же касается донесения о бунте крестьян Римского – Корсакова, то последовало оно от того, «…что управляющий Павел Скородумов, получив жалобу старосты Анисимова, что его побили и крестьяне бунтуют, сгоряча, не разобрав дела, объявил об этом становому Приставу, а последний, не убедившись в истине, донес Земскому суду.»

Римскому-Корсакову были направлены письма-отношения с тем, чтобы он устранил проблемы, но не получив ответа обязали управляющего имением Павла Скородумова в кратчайшие сроки построить несколько изб. Переписка заканчивается в декабре 1852 года из которой следует, что неудобства с размещением переселенных крестьян устранены.

Такое отношение к крепостным крестьянам не единичный случай. В 1849 году помещик Александр Никифорович Скребицкий перевел своих крепостных крестьян из Орловской губернии Кромского уезда в хутор Скребицко-Узенский (ниже села Семёно-Полтавка по реке Б.Узень). Из списков переписи, проведенной в 1850 году, стало известно, что в течение одного года умерло 14 человек (в основном мужчины до 40 лет), 14 человек подались в бега (от 11 до 30 лет), а из оставшихся на хуторе 64-х крестьян: 14 новорожденных, старики, старухи и подростки. Думается и в этом случае переселенцы умерли и подались в бега не от хорошей жизни.

Отношение этих господ к своим крепостным крестьянам резко отличается от того, что писал русский писатель Сергей Тимофеевич Аксаков в «Семейной хронике» о переселении крепостных крестьян из Симбирской губернии в Бугурусланский уезд Оренбургского наместничества его дедушкой. Он писал, что осенью были направлены 20 крестьян с сохами, которые вспахали и засеяли рожью 20 десятин, еще 20 десятин «подняли» для ярового сева, поставили несколько изб и вернулись домой. В конце зимы было направлено еще 20 крестьян, которые: посеяв яровой хлеб, загородив плетнями дворы и хлевы и соорудив печи - вернулись на родину. Все эти люди не были предназначены к переселению. Будущие переселенцы в это время продавали дома, скотину, лишний хлеб и готовились к переселению. Само же переселение началось лишь в половине июня, к началу сенокоса и уборке зерновых.

Что же касается хутора Римского-Корсакова, то переселенцы пережили все невзгоды, адаптировались к новым условиям, через 10 лет получили свободу и, обустроив деревню, назвали её Подшибаловкой. Почему неизвестно, но точно как-то связано с деревней Подшибаловкой (Васильевкой) Шиншиновской волости Николаевского уезда. Основана она была раньше описываемых событий, принадлежала также Римскому – Корсакову и проживал в ней, упоминаемый в документах, управляющий Павел Скородумов.

О том, кто же такой Римский – Корсаков, приходилось слышать различные мнения. По мнению одних – великий русский композитор, а по мнению других – лицейский друг А.С.Пушкина, которому поэт посвятил свои ранние стихотворения. Ни то, ни другое мнение не соответствует действительности. Друг Пушкина, Николай Александрович умер в 1820 году в возрасте 20 лет, а композитору Николаю Андреевичу, во время описанных, событий, исполнилось только 7 лет. Объединяет их только одно – происходят они из одного древнего дворянского рода. Помещик Николай Александрович Римский-Корсаков – отставной поручик, внебрачный сын крупного землевладельца генерала от инфантерии Александра Михайловича Римского-Корсакова.

Итак, село Подшибаловка Краснопартизанского района основано крепостными крестьянами господина Н.А.Римского-Корсакова, переведенными из Тульской губернии в июне 1851 года в числе 105 душ.

Административно хутор Римского-Корсакова относился к Верхне-Кушумской волости, Новоузенского уезда, Самарской губернии.



В.Г.Ерёмин