По вашим письмам

10:57 18 ноября 2021
467
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Современное веяние времени дает возможность нам и нашим читателям «держать связь» многими способами. Нам присылают письма не только через почту, запечатав в бумажный конверт, но и в социальных сетях, через различные приложения на телефоне. И мы рады этому. Какой бы вид связи не выбрал наш читатель, главное, что он стремится поделиться своими впечатлениями, мыслями, переживаниями. Совсем недавно в нашу газету пришло еще одно письмо. Автор — Ольга Владимировна Голдабина. В настоящее время она проживает в городе Волгоград, но свою малую родину – Краснопартизанский район, не забывает. Вот что Ольга Владимировна нам написала: "Вот и настала золотая осень. Это время, когда сердце рвётся на малую родину. Изза пандемии два года не могла выбраться. Но каждый из нас намного сильнее этой беды. Нужно просто правильно настроить свое эмоциональное мышление, которое усиливает действие закона притяжения и исполнения желаний. И вот моё желание превратилось в реальность! Дорога была утешением для меня. Не зря говорят, что дорога - нить между прошлым и будущим. За это время много было воспоминаний, а также планы на будущее не покидали меня. Закаты и рассветы захватывали дух. Хотелось как можно быстрее ступить на родную землю. Увидеть всех тех, кого люблю и уважаю. Обнять их не только руками, а душой и сердцем. А также проделать путь к моим родным и близким, которых давно нет рядом. Всегда ноги сами бегут к ним. Новое Пугачевское (Дмитровское), старое (Поклонное), Кулугурское, Семёновское кладбища встретили тишиной и тёплым солнышком. Слёзы, волнение, грусть, радость перевернули всё во мне в эти минуты. Самое большое желание было как можно подольше побыть на Семёновском погосте. За эти дни я то и дело приезжала туда. Четверо суток пролетели, как один миг. Всё, что происходило в эти дни, из памяти не сотрёшь. В один из дней приехали в Семёновку после обеда. Это был понедельник, послеобеденное время. Чудесная погода радовала. Но! Мы подъехали к кладбищу сверху, с бугра. Я вышла из машины, начала открывать ворота и услышала звук, доносившийся откуда-то справа. “Свои! Наверное, траву окашивают возле могил. Нужно подойти поздороваться”, - подумала я. Направилась в правую сторону от ворот, вдоль новой ограды. Звук всё усиливался. Я продолжала идти прямо, проглядывая ряды слева: нигде никого не было. Остановилась, звук такой мощный, я уже решила, что кто-то заехал на кладбище и застрял в старой могиле. “Надо помочь! Сейчас мы быстро вытолкаем машину!”, успокаивала я сама себя. Дойдя до одного из захоронений, ускорила шаг. Непонятный звук просто разрывал тишину и усиливался всё больше, я не понимала, откуда он идет. Быстро, как только могла, побежала, и заглянула за ограду кладбища... А там - картина маслом! На пашне, у ограды кладбища, чуть ниже середины, стояла машина “Нива” с прикрепленной наверху надувной лодкой. Рядом находилось трое мужчин. Один споро складывал распиленные куски могильных оград, лежавших стопками, в машину. Судя по окраске, отчётливо было видно, что это останки трёх оградок. Одна стопка была белая, вторая - тёмно-синяя, третья - голубая. Второй стоял к кладбищенской ограде задом, наклонившись вперёд и ловко орудуя мощной “болгаркой” (такими инструментами работают на железных дорогах), подсоединенной к огромному генератору. Третий мужчина стоял рядом. От увиденного у меня подкосились ноги. Мотор замолчал. Я изо всех сил крикнула: “Вы что тут делаете!?”. Мужик с “болгаркой” выпрямился, как струна, продолжая стоять задом к ограде и ко мне. Мои телефоны, к огромному сожалению, остались в машине. Мужики мне начали объяснять, что они оградки принесли сверху, с мусорки. Я их не слушала, т.к. была на кладбище уже третий день и что было на мусорке, видела собственными глазами. Пробежав немного вдоль ограды, возле ворот, вверху, увидела ещё одного мужчину. Как оказалось, это приехали проведать могилки своих близких. Потом я увидела, что эти нелюди очень быстро погрузили инструменты в машину и направились ко мне. Подошли к ограде кладбища, облокотились на неё, что-то пытались мне говорить... Прошло время, а я всё не могу найти себе места... Не сказать вам, земляки, не могу, и скажу, добра вряд ли получу. Вам решать: кто на нашей земле гость, а кто - хозяин. Не так я хотела на малой родине отдохнуть, не так...".