Для меня на первом месте — Родина

11:52 26 февраля 2021
М. ЕЖОВА
164
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Есть люди, как звезды. Их уже давно нет с нами, но яркий свет их душ, след, оставленный ими в памяти тех, кто их знал, и поныне согревает сердца живущих.
Таким человеком был Константин Михайлович Палатов: Учитель, Человек, Патриот.
Да, так и только так! Все три слова с заглавной буквы!
В поселок Горный выпускник Саратовского педагогического института приехал в 1936 году вместе с молодой женой, Капой Петровой, студенткой – заочницей Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского.
Палатов стал преподавать в средней школе биологию, Петрова – географию. Константин Михайлович работал самозабвенно: изучал историю и природу края, увлекался палеофаунистикой, организовал для школьников краеведческий кружок. Вскоре молодой учитель (в 1936 году К. М. Палатову было 27 лет) стал кумиром для учеников и авторитетом в педагогическом коллективе.
Всего через 2 года его назначают заведующим учебной частью самой большой школы в районе. 1938-й год выдался для супругов Палатовых особенно счастливым: они стали родителями. Сына – первенца назвали Александром, но уже с первых дней жизни он стал для мамы с папой Аликом. Счастливая жизнь оборвалась внезапно, общая беда – война – стала личной трагедией семьи Палатовых.
С первых дней Великой Отечественной войны Константин Михайлович (благо начались летние каникулы) начинал свой день с визита в военкомат.
«Прошу отправить меня на фронт добровольцем. Хочу защищать Родину» - сколько заявлений на имя военного комиссара написал учитель биологии? И он, и жена сбились со счету. Его не брали на фронт по состоянию здоровья, но Константин Михайлович не отступал, считая, что просто обязан быть там, где всего тяжелее, а не «отсиживаться» в тылу.
Как-то в порыве откровенности он сказал жене: «Капочка, ты не обижайся, но знай, что для меня на первом месте – Родина, а потом – ты с Аликом».
В начале сентября 1941-го года наконец-то пришла долгожданная повестка. В архиве Краснопартизанского района, в Книге приказов по отделу народного образования, сохранился приказ №403 от 19 сентября 1941 года: «Товарища Палатова Константина Михайловича, учителя СШ им. М. Горького, от работы освободить в связи с уходом в РККА».
Прощание с семьей на железнодорожном вокзале было тяжелым. Трехлетний Алик таращил заспанные глазенки и просил папу привезти с войны помидорчик. Вот тогда-то Капитолина Григорьевна первый раз в жизни увидела слёзы на глазах мужа.
Обстановку ещё больше накалили слова цыганки, проходящей мимо: «Что, голубушка, своего провожаешь? Гляди на него, гляди хорошенько – больше не увидишь».
Тогда уже и Капитолина Григорьевна не могла сдержать рыданий. Отныне супругов связывали только письма. Они сговорились писать друг другу раз в неделю, но война есть война… В своих дневниковых записях (К. Г. Петрова вела дневники на протяжении всей войны) Капитолина Григорьевна сетует на то, что у мужа нет постоянного адреса, и некоторые её письма возвратились назад с пометкой «адресат выбыл».
На фронт Палатов попал не сразу, а после окончания Чкаловской кавалерийской школы в декабре 1941 года.
Участвуя в кавалерийских рейдах, лейтенант Палатов 11 февраля 1942 года был тяжело ранен. Курс лечения он проходил в клинике 1-го Московского мединститута, где его оперировала дочь М. И. Калинина. И на больничной койке Константин Михайлович ставил себе задачи по самообразованию и старался исполнить задуманное.
«Когда день прошёл бесполезно, то в здании будущего – одним кирпичом меньше», - написал он в одном из писем жене. После выписки из клиники Константин Михайлович получил инвалидность (раненая нога не сгибалась в колене, он сильно хромал) и был направлен преподавателем военной кафедры в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию.
Но Палатов не сдаётся, работая в тылу, он вечерами разрабатывает больную ногу и через полгода вновь предстает перед военно-врачебной комиссией, которая признает Константина Михайловича ограниченно годным к строевой службе.
1943-й год лейтенант встречает на фронте, в должности политрука. Его письма домой полны уверенности в победе, пронизаны заботой о близких.
«Привет Капе и Алику! Жив и здоров. Движемся вперёд и вперёд. Вот и фатерлянд фрицев. Необычный подъем духа у бойцов и офицеров. Каждому хочется дожить до времени, когда будем в Берлине», - написал он 25 января 1944 года, а чуть позже в Горный пришло письмо, в котором Константин Михайлович успокаивает жену: «Родная Капочка, если будут перерывы с получением от меня почты, это еще не значит, что нужно думать что-то плохое».
Он погиб 14 февраля 1945-го года, когда счёт до конца войны шёл уже на месяцы и недели. Очередь, выпущенная из крупнокалиберного пулемета, разорвала тело лейтенанта Палатова почти пополам. Он умер на месте и был похоронен в братской могиле у деревни Визенау. Посмертно К. М. Палатов был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.
«Ура! За Родину! Вперед, за мной!» - таковы были последние слова человека, для которого судьба и Родина оставались едины до последнего патрона, до последнего вдоха…

На фото 1942 года (архив): К. М. Палатов после окончания Чкаловского кавалерийского училища.