Судьба подарков не дарила…

17:46 15 июля 2021
М. ЕЖОВА
Навеки в памяти народной
117
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться

С Р. А. Пахомовой мы знакомы уже много лет. Встречались с ней при подготовке юбилейных торжеств, посвященных 80, а затем и 85-летию п. Горный. Тогда Раиса Алексеевна делилась своими воспоминаниями о шахтерском прошлом нашего поселка, рассказывала о своей работе на шахте №1, где она проработала до самого закрытия сцепщицей, вспоминала своих товарищей по работе. Доброжелательная, философски относящаяся к жизни, Раиса Алексеевна, вопреки своим 92-м годам и многочисленным недугам, продолжает и сейчас излучать доброту, какое-то бережное отношение к людям.

На этот раз мы беседовали с Раисой Алексеевной не об истории поселка, а о её жизни, трудной судьбе подростка военного времени. Она «черпала» беды полными ложками, но не озлобилась, не утратила душевности и оптимизма.

— Значит, так на роду мне было написано, - вздыхает пожилая женщина, - доля мне выпала такая...

Она появилась на свет в посёлке Первая тысяча в 1929-м году в «интернациональной» семье. Мама, Елена Бондаренко, украинка, а отец, Алексей Маркович Кравцов, русский. Раиса была вторым ребенком в семье. Брат Григорий родился в 1925-м. Когда началась добыча сланца на Савельевском руднике, супруги Кравцовы были в числе первых, кто пошёл работать в шахту. Тяжелые условия труда под землей при полном отсутствии механизации не всем оказались под силу. Особенно вредными для здоровья были постоянная сырость (под ногами «булькало», а сверху – капало) и пыль от сланца, забивавшая нос и горло сланцедобытчиков. У Алексея Марковича начались серьезные проблемы со здоровьем. А тут ещё семейные неурядицы, голод 1933 года. Мужчина принимает решение уехать в теплые и более «хлебные» края – на Украину.

Обоих детей он забрал с собой на новое место жительства.

Я спросила у Раисы Алексеевны, как она перенесла разлуку с мамой, но оказалось, что этого момента своей жизни она не помнит: «Слишком маленькой я была, всего-то 4 года».

С 9-летним сыном и четырехлетней дочерью в 1933 году А. М. Кравцов переезжает в Днепропетровск, где вскоре создает новую семью. Неуютно было детям в доме мачехи, но, пока был жив отец, ещё было терпимо. А здоровье Алексея Марковича всё ухудшалось: туберкулез легких, «заработанный» на подземной работе прогрессировал всё больше... Незадолго до начала Великой Отечественной войны Гриша и Рая осиротели.

Вместе с началом войны закончилась и учеба Раисы: 4 класса, начальное образование. Больше возможности учиться ей не предоставилось. С первых же дней войны подростков направили на рытьё окопов. Раиса Алексеевна до сих пор вспоминает тот ужас, который они испытывали под бомбежками немецкой авиации: «С криками мы бросали тяжеленные лопаты и падали лицом на землю, зачастую прямо в грязь. Мне всего 12 лет. А потом наши окопы стали как бы посередине: с одной стороны немцы стреляют, с другой – наша артиллерия».

Мачеха, и при жизни мужа неласковая к его детям, овдовев, сделала жизнь «приёмышей» и вовсе невозможной.

Обливаясь слезами, Рая ушла из дома. В десяти километрах от Днепропетровска, в деревне Сергеевка, нашла девочка приют у доброй женщины – тети Кати. Фактически она, подросток, стала нянькой у детей тети Кати.

Когда фашисты оккупировали Украину, жизнь Раи и Гриши стала еще более тяжелой.

Претворяя в жизнь планы немецкого командования, гитлеровцы осуществляли отправку юношей и девушек на принудительные работы в Германию. Григорий попал в списки, подлежащих к отправке в «фатерлянд». Юноша бежал, скрывался по деревням. Наверное, пожалела госпожа – удача юношу: он избежал фашистской неволи.

А вот Раиса навидалась таких ужасов, что до сих пор при воспоминаниях мороз пробирает.

— Нас, всех жителей деревни, выгоняли на улицу, где в центре были сколочены виселицы. Казнили коммунистов, комсомольцев, активистов и всех членов их семей. И мы, взрослые и дети, молча смотрели на все зверства фашистов, - с дрожью в голосе рассказывает Раиса Алексеевна.

Она - человек очень объективный, поэтому говорит, что несправедливо всех немцев «стричь под одну гребенку», среди них тоже были люди разные.

— Тетя Катя рассказывала, что у неё жил немец – постоялец, который искренне переживал все происходящее. «Я ведь сам отец, у меня есть семья, - говорил он женщине, - а как офицер вынужден выполнять приказы своего командира».

За каждый населенный пункт велись упорные бои, вот и Сергеевка несколько раз переходила из рук в руки.

— Бывало, что утром в деревне лютовали немцы, а вечером мы уже встречаем наших, - вспоминает Р. А. Пахомова.

Раиса Алексеевна говорит о том, что в каждой избе был погреб, и, когда начиналась стрельба, то вся деревня сидела по погребам. Иногда прятались целыми сутками.

Если наши части отбивали деревню у фашистов, то красноармейцы ходили по хатам и кричали: «Выходите! Свои пришли!».

Когда советские войска окончательно освободили Украину, Григорий ушёл учиться в ФЗО, а подросшая Рая стала работать на разных работах в колхозе.

Так как война еще продолжалась, то труженикам тыла приходилось «сражаться» на различных участках трудового фронта. Вот и Рая Кравцова и на плантации с сорняками боролась, и в госпитале помогала, и на подноске снарядов.

Наконец наступил год 1945-й, долгожданная Победа. Правильно говорят, что родная кровь – не водица, потянуло девушку домой, к маме. Но оказалось, что за это время Елена Кравцова создала новую семью и переехала в Полтаву. Можно написать целую книгу, описывая, как добиралась 16-летняя Раиса к матери. Все вместе и вернулись в Горный. Надо было где-то жить, что-то есть, поэтому девушка устраивается работать на шахту №1. Так как никакой специальности у неё не было, то приняли её сцепщицей. В обязанности сцепщицы входят сцепка и расцепка вагонеток с помощью специального приспособления – крючка. Работа тяжелая, да, к тому же еще, и опасная. Даже будет справедливым сказать, что опасная вдвойне.  

Во-первых, потому что под землей всегда есть вероятность обвала. Сколько шахтеров нашли свою смерть в штреке обвалившейся шахты! Во-вторых, сцепщица должна обладать великолепной реакцией и хорошей координацией. Иначе была вероятность быть покалеченной или даже раздавленной вагонетками.

Возможно, что прочитав эти строки, кто-то подумает: «А зачем же пошла на такую работу совсем еще молодая девчонка?». Но, как не горько это признать, Раиса чувствовала себя в семье матери чужой, «отрезанным ломтём», поэтому и стремилась к материальной самостоятельности. Едва справив 18-летие, она вышла замуж за шахтера Владимира Евсеева, но брак был совсем недолгим: молодой муж вскоре трагически погиб в шахте. Несчастные случаи на производстве были нередки в послевоенное время. Сказывались и износ оборудования, и многолетнее отсутствие ремонтных работ, и низкая квалификация работников. Но все это было слабым утешением для молодой вдовы, которая осталась одна с 8-месячным ребенком на руках. К тяжелой и опасной работе прибавились не менее обременительные заботы о сыне Юрочке. А помощников-то не было…

Впрочем, вскоре судьба вроде бы сжалилась над юной матерью, послав ей встречу с одногодком Владимиром Пахомовым. Он работал машинистом электровоза в шахте. Красивая и работящая молодая женщина вновь вышла замуж, а через год подарила мужу дочь Тамару. Супруги Пахомовы жили дружно, но их счастье нельзя было назвать безоблачным: маленький Юра упал в садике и получил серьезную травму шейного отдела позвоночника. Гипс, многомесячное стационарное лечение… Врачи сделали всё возможное, остальное сделала материнская любовь: мальчик поправился.

У Раисы Алексеевны и Владимира Семеновича родились ещё две дочери: Антонина и Любовь. И после каждого двухмесячного «декретного» отпуска Пахомова возвращалась в шахту.

1957-й год стал своеобразным рубежом в жизни семьи.

После закрытия Савельевского сланцевого рудника многие шахтеры уезжали из посёлка. Но многодетная мать и её муж решили, что «где родился, там и пригодился», ведь рабочих мест было достаточно.

И, действительно, Раиса Алексеевна и на птицефабрике поработала, потом перешла на ГКСМ (там зарплата побольше!), а последние 20 лет своей трудовой биографии работала дезинфектором в санэпидемстанции.

И везде награждалась за ударный труд, добросовестность, ответственный подход. Её трудовая книжка заполнена записями о вынесении благодарностей, награждении Почетными Грамотами и премиями. Но самой памятной и дорогой осталась премия, полученная еще на шахте.

— Платье я тогда в награду получила, - говорит Раиса Алексеевна, а муж – пальто.

Не передать словами, как мы радовались этим подаркам.

31 год продолжался счастливый брак Пахомовых. А потом Владимира Семеновича не стало. Тяжелая болезнь скрутила мужчину за какой-то месяц.

Чуть за 50 ему было…

Очередная «подножка» от судьбы… Сколько их было в жизни Р. А. Пахомовой? Унесли годы здоровье и красоту, но не властны они над добротой, которую продолжает излучать бабушка 9 внуков и прабабушка 12 правнуков. Долгих Вам лет и крепкого здоровья, уважаемая Раиса Алексеевна!

На фото автора: Р. А. Пахомова с фотографией дочерей.