«Тот самый длинный день в году…»

9:46 19 июня 2021
М. ЕЖОВА
Навеки в памяти народной
148
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться

Июнь – прекрасная пора, первый летний месяц, когда цветут цветы и созревают первые ягоды. Но июнь 1941-го года стал горьким месяцем.

И точкой отсчета всеобщей беды стал самый длинный день в году – 22 июня.

22 июня 1941 года – эта дата вошла в память всех поколений наших соотечественников как начало Великой Отечественной войны – самой жестокой и кровопролитной в истории человечества.

В этот день 80 лет назад фашистская Германия без объявления войны начала военные действия против СССР. И в исключительно трудных условиях частям Красной Армии, находившимся на западных границах страны, пришлось вступить в неравный бой с многократно превосходящими силами противника.

Одним из тех, кто был участником этих сражений был П. В. Тюрин. К сожалению, уже шесть лет, как Павла Васильевича нет с нами, но сохранились его воспоминания, которыми ветеран поделился с автором этих строк накануне своего 90-летия:

«В 1941 году я проходил воинскую службу в рядах Красной Армии. Наш 81-й гаубично-артиллерийский полк дислоцировался в Николаевской области в районе города Первомайска. Это территория Украинской Советской Социалистической Республики. После первомайских праздников нашу часть направили в летние лагеря, которые находились на границе с Бессарабией (часть Молдавии, которая вошла в состав СССР в 1939 году. Примечание автора).

До государственной границы Советского Союза было не более 40 километров. В субботу, 21 июня, на вечерней поверке полковой старшина объявил, что воскресенье будет выходным днем. Мы улеглись спать с ожиданием праздника, а ночью были подняты по тревоге. Всем выдали оружие и перебросили под город Бельцы. О том, что началась война, узнали из выступления Молотова по радио. Вечером 22 июня мы уже приняли первый бой с румынской кавалерией. Поддерживать румын прилетала немецкая авиация. Командование противника, видя, что «в лоб» нас не сломить, решило взять нас «в кольцо». Чтобы избежать окружения, мы отошли на следующий рубеж. Так прошла первая встреча с войной».

Другой наш земляк – ровесник П. В. Тюрина, труженик тыла П. И. Желтов, на момент начала войны жил и работал в Сулаке – районном центре Чапаевского района.

Вот каким запомнился первый день войны Павлу Иосифовичу: «22 июня 1941 года в доме моего брательника Сашки второй день не затихала удалая гармонь, звонко лились песни, лихо отбивали чечетку плясуны. Моя сестра Галина выходила замуж за Родионова Василия. День выдался ясный, солнечный. Ну вот, значит, веселимся мы во дворе, а потом какая-то из женщин говорит: «Эй, мужики! Да что же это мы кружимся во дворе? А ну пошли в лес!».

Высыпали мы на улицу и пошли продолжать свадебное пиршество в лесу. Вышли на центральную площадь и видим, как из помещения НКВД (отдел народного комиссариата внутренних дел) выбежал взволнованный чем-то милиционер Егор Хорьков и, подняв руку, быстро направился к нам. Песня сразу оборвалась.

Егор сказал, что по радио только что сообщили, что через 5 минут у микрофона выступит товарищ Молотов с важным правительственным сообщением.

Прослушав речь Молотова, мы поставили точку и на свадьбу, и на нашу мирную жизнь».

В эти июньские дни нам удалось побеседовать с несколькими нашими земляками, которые пережили 22 июня 1941 года.

Ветерану педагогического труда Н. И. Ильиной в августе текущего года исполнится 95 лет, то есть на момент начала Великой Отечественной войны ей было почти 15 лет. Ученица средней школы им. М. Горького Нина Ильина в июне 1941-го года была безмерно счастлива. Отец, Иван Евсеевич Ильин, принес путевку в Пугачевский межрайонный пионерский лагерь, выданную ему в Рудоуправлении Савельевского сланцевого рудника.

Детей в семье Ильиных было трое, но родители, посоветовавшись, решили, что поедет Нина, так как учится она лучше сестры Лиды, а Саша еще маловат. Смена началась 20 июня. Как зачарованные ходили дети по тенистому парку, слушали пение птиц и думали о том, как будут купаться в Иргизе и беззаботно отдыхать почти три недели. Сказка закончилась через день после заезда: на линейке 22 июня вожатые объявили детям, что началась война.

— А накануне нас сфотографировал приезжий фотограф, - рассказывает Нина Ивановна, - и внизу на снимке есть надпись «Пугачевский межрайонный пионерский лагерь 20-е июня – 8-е июля 1941 г.». Правильно было бы сюда дописать: «А завтра была война».

Конечно, ребята не понимали, что их детство закончилось, но настроение у всех изменилось. Уже не радовали река, лес, пение птиц. Все тревожно прислушивались к шуму моторов грузовиков, проезжающих мимо по дороге. Борта машин были затянуты брезентом.

— Наверное, оружие и боеприпасы везли, - предполагает Н. И. Ильина.

Чуть раньше, с 18 июня 1941 года, в том же самом Пугачевском межрайонном пионерском лагере проводил свои летние каникулы и школьник со станции Римско-Корсаковка Павлик Овчаров. В 2016 году мне посчастливилось познакомиться с Евгением Павловичем Овчаровым, ныне покойным.

Ему было в то время 88 лет, он неважно себя чувствовал, постоянно кутал шею шарфом, но на вопросы отвечал охотно, а при второй или третьей нашей встрече в числе других семейных реликвий, достал и памятное фото 1941 года.

«В пионерском лагере у меня было три счастливых дня, - делится Евгений Павлович, - с 18 по 21 июня. Когда утром 22 июня нам объявили о начале войны с Германией, то в моей детской голове была только одна мысль: как можно быстрее вернуться домой, чтобы повидать отца. Я не сомневался, что он вскоре уйдет на фронт и боялся, что мы не успеем попрощаться. Хорошо, что смену закрыли досрочно – 3 июля, а то я бы убежал из лагеря».  

А вот вдова ветерана Великой Отечественной войны, труженица тыла А. Н. Дудакова, которая в начале сентября встретит свой 94-й день рождения, 22 июня 1941 года вместе с родителями работала на своем огороде в Большой Сакме:  

— 22 июня – это был первый выходной в колхозе «Наш полюс».

К этому времени были закончены полевые работы, поэтому колхозники получили возможность заняться собственными огородами.

Сажали их в то время поздно, потому что огороды находились на заливных землях. И вот с раннего воскресного утра все село от мала до велика трудилось на своих участках, когда прискакал верховой, принесший весть о начале войны. И словно померкли яркие краски летнего дня, будто в один миг стали старше односельчане: «пришла беда – отворяй ворота!», - рассказала Анна Николаевна.

Другая наша землячка, А. И. Потехина, которой в то время было почти 8 лет, тоже не забыла первый день войны, несмотря на то, что была еще совсем ребенком. Вот каким остался воскресный день 22 июня 1941 года в памяти Анфисы Ивановны: «В то воскресенье мы с мамой были одни. Отец, как обычно в выходные, находился на работе. Все дело в том, что он работал в межрайонном отделе кинофикации, был разъездным киномехаником в кинотеатре «Горняк». Иван Ермилович ездил по селам и показывал кинофильмы. А самое большое количество киносеансов приходилось на выходной день.  

Так вот, мама хлопотала по хозяйству, я была рядом. Вдруг громко хлопнула дверь, забежала соседка и сообщила прямо с порога: «Война началась!».

До сих пор я помню страшный, какой-то нечеловеческий крик матери. Я страшно испугалась. А вскоре мы провожали отца на войну».    

Иван Ермилович Ломакин вернулся домой только в 1946 году…

Вот таким запомнилось нашим землякам 22 июня 1941 года.

«Тот самый длинный день в году,

С его безоблачной погодой.  

Нам выдал общую беду.

На всех, на все четыре года», - написал о первом дне Великой Отечественной войны Константин Симонов.

На фото 1941 года (архив): третья справа во втором сверху ряду – Н. Ильина.