Их имена, как раны, на сердце запеклись...

12:04 18 апреля 2021
М. ЕЖОВА
195
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться

И вновь пришел апрель... 35 лет прошло с катастрофы, масштабы которой сопоставимы с атомной войной, ведь при аварии на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС в атмосферу попало почти 7 тонн ядерного топлива. Выбросы плутония – 239 составили около 15 кг., что в 20 раз превысило его количество при взрыве атомной бомбы в Хиросиме.  

Еще более значительными были выбросы радиоактивного йода и цезия. Среди 240 тысяч человек, мобилизованных на ликвидацию последствий аварии на ЧАЭС, было немало и наших земляков-краснопартизанцев. Увы, многих из них уже нет с нами. И, в преддверии 35-летней годовщины трагических событий апреля 1986 года, мы, прежде всего, должны вспомнить о них, героях-ликвидаторах, принявших смертельный бой с невидимым врагом – радиацией.

Кто, как не их близкие, лучше и больше знают о «чернобыльцах», поэтому мы решили встретиться с вдовой В. И. Белякова, чья жизнь оборвалась четверть века назад. И было Владимиру Ивановичу в то время всего 45 лет…

Справедливо подмечено, что героями не рождаются, ими становятся. Вот и В. И. Беляков, появившийся на свет в 1951 году в с. Корнеевка, был обыкновенным сельским пареньком. Закончил школу в родном селе и начал работать сварщиком в колхозе «Победа». Как и все сверстники, в 18 лет был призван в ряды Советской Армии, и, отслужив положенные 2 года, вернулся на малую родину на прежнее место работы.

Здесь же, в Корнеевке, обрел и семейное счастье. Женой 26-летнего Владимира Ивановича стала Лидия Алексеевна Курилкина.

- Муж был очень добрым, заботливым и работящим человеком, - задумчиво говорит Л. А. Белякова, - за работу в колхозе он был награжден большим количеством Почетных грамот, его портрет был помещен на районную Доску Почета. А еще он отличался деликатностью, отзывчивостью и очень любил детей.

Глаза моей собеседницы наполняются слезами, но она быстро берет себя в руки и продолжает:

- Когда повестка из военкомата пришла, как раз уборочная была, начало сентября. В военкомате мужа спросили, может быть, есть какая-либо причина, по которой он не может ехать в Чернобыль? Но он не таким человеком был, чтобы сказать: «Да, есть. Двое сыновей школьного возраста». Владимир ответил: «Надо, значит, надо…».

А младшему, Алеше, всего 9 лет тогда было.

Облачко грусти набегает на лицо Лидии Алексеевны, она как будто заново переживает то время: торопливые сборы в дорогу, свои бессонные ночи, первая весточка с дороги…

Записку и вещи мужа передали Л. А. Беляковой через несколько дней после его отъезда из дома: группу призванных из запаса отправляли на подготовку в Оренбургскую область, в Тоцкие лагеря. Проезжая мимо родного села, Владимир Иванович передал весточку супруге.

В течение этих трех необыкновенно долгих месяцев с 8 сентября по 11 декабря 1986 года Беляковых соединяли письма.

16 писем получила Лидия Алексеевна от супруга, все до единого она хранит их, как зеницу ока.

- Володя писал письма с приписками для детей, - рассказывает Лидия Алексеевна, - наказывал Володе и Алеше хорошо учиться, помогать маме.

А еще он писал о том, что они не только очищают местность от радиоактивного загрязнения, но и строят новый город Славутич.

И в Чернобыле наш земляк оставался таким же, как его знали на родине: работящим, отзывчивым, добросовестным. Не случайно, в сопроводительном документе командира войсковой части №42102 содержится следующая характеристика Владимира Ивановича:

«Действуя в сложной обстановке реальной радиоактивной опасности, он проявлял мужество, хладнокровие, выдержку и самообладание, показывая при этом образец добросовестного отношения к исполнению служебных обязанностей.

Убедительно прошу Вас по возвращении тов. Белякова В. И. на Родину, довести до всего трудового коллектива, что он с честью справился со своими обязанностями, внес личный вклад в дело по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции».

За активную и самоотверженную работу по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС Владимиру Ивановичу Белякову была объявлена Благодарность командования войсковой части.

Иными словами, он показал себя героем.

Возвратившись домой, «чернобылец» сразу же вернулся к повседневным обязанностям, о своей служебной «командировке» вспоминал редко и немногословно, на здоровье не жаловался.

Из его рассказов жена запомнила, что Владимир Иванович 16 раз выезжал в «грязную», то есть зараженную радиацией зону, получил дозу облучения равную 21,84 рентген.

Они были счастливы вместе, все решали и делали сообща, радовались на сыновей и первого внука.

Беда пришла, как всегда, внезапно. Во время одного из плановых медосмотров в декабре 1996 года врачи обнаружили у В. И. Белякова проблему и дали направление на операцию.

Ослабленный радиацией организм не выдержал оперативного вмешательства. Ровно через 10 лет после возвращения из Чернобыля Владимира Ивановича не стало.

Есть ли слова, чтобы передать горечь утраты? Остаться в мирное время вдовой в 45 лет, разве это справедливо? Как выжила в то время Лидия Алексеевна, ведь это горе ни с кем не разделишь, эту ношу ни на чьи плечи не переложишь?

— Меня спасла работа, - признается Лидия Алексеевна, - приду утром в детский сад (Л. А. Белякова 30 лет проработала заведующей д/c «Золушка»), ребятишки меня встречают радостными криками, стараются забраться на колени, обнять. Смотришь на них и как-то легче становится на душе.

А еще я очень благодарна коллегам – коллективу детского сада «Золушка» за поддержку и понимание.

Добрыми словами вспоминает она и Т. Н. Захарченко, которая в то время была методистом районного отдела образования.

Татьяна Николаевна привлекала заведующую детсадом Белякову к участию в различных конкурсах, старалась занять так, чтобы Л. А. Белякова просто не имела времени на тягостные раздумья.

Двадцать пять лет с тех пор прошло, четверть века. Жизнь идет, неся то печали, то радости. Но даже времени не под силу излечить окончательно болезнь, что называется «невосполнимая потеря». Да, боль со временем перестает быть невыносимой, но остаются рубцы от ран на сердце и в душе.

— Иногда так горько становится, что мужа нет рядом, что не увидел он возмужания детей, не понянчил внуков, не порадовался, как они растут, - вздыхает вдова Владимира Ивановича, - но я понимаю, что он не мог поступить иначе. Он был человеком долга…

Иногда Лидия Алексеевна перечитывает письма мужа.

Они на какие-то мгновения переносят ее в прошлое, счастливое и, увы, невозвратимое. Но оно было, и живо в памяти.

А пока мы помним тех, кого уже нет с нами, они живы!

На фото 1986 года из архива Л. А. Беляковой: «чернобыльцы» на отдыхе в палатке, В. И. Беляков – второй справа в верхнем ряду